Через перевал под конвоем? Нет, с меня хватит!


   
Тогда, в 1956 году, пройти Клухорским перевалом было не так просто, как теперь. Не то чтобы перевал был труднее или опаснее, а просто трудно было тому, кто не принадлежал к той или иной группе, то есть не имел туристской путевки. От Домбая до Клухорского перевала группа шла под конвоем: впереди – милиционер и вооруженный проводник; сзади – опять милиционер и ишак. Между ними цепочка туристов.

Нет уж, походила я под конвоем. С меня хватит! И я решила пробираться на свой страх и риск.

   
Опасность, наверное, существовала и на самом деле. Массовое выселение чеченцев и ингушей не могло сойти так гладко, как, например, молдаван из Бессарабии. Во-первых, из гор труднее выселить; во-вторых, там легче скрываться. Да и народности эти в достаточной мере непокорные... Многих не поймали; еще больше удрали с дороги или уже с места ссылки. Сколько бы их ни погибло, какая-то часть все же вернулась. А прожить им как-то надо... Пусть даже кунаки помогают. Но ограбить туристов – очень уж соблазнительно.

   
Я не жалею времени, которое потратила на эту довольно-таки утомительную прогулку. Было очень жарко, и я неоднократно купалась в ледяной реке. Впрочем, купалась – не то слово. Я выбирала заводь и, уцепившись за ветку, погружалась в ревущую пучину. Жутковато!

   
Но Ганачхир – позади. Такое уж правило у кавказских рек, даже речушек: с впадением притока, пусть самого мизерного ручья, река меняет свое имя. Так и теперь: это уже не Ганачхир, а Северный Клухор.

Но пора было подумать о ночлеге, и я выбрала себе в гостинице у Господа Бога номер со всеми удобствами: постель из сухого песка с подушкой из камня, с проточной водой из звенящего родничка и несколькими кустами спелой малины на ужин. Если голод – лучший повар, то усталость – самая мягкая постель.

   
Я – у начала серпантина, который сколько уж лет подряд тянут к Клухорскому перевалу. Бились с этой дорогой при царе, тянули ее в послереволюционное время, а во время войны – немцы. Слава Богу, ничего из нее не вышло: снежные лавины срезают бровку и весной все начинается с нуля.

У подножия – «Северный приют», палаточный лагерь для туристов. Расположен он возле метеостанции. За ее территорию хода нет без проводников и милиции. Не беда! Пробираюсь через кусты и дальше – по-пластунски. Вот я на тропинке, проложенной вдоль горного потока Северный Клухор, который здесь каскадами низвергается со скалы на скалу и ревет так, что чувствуешь, как дрожат под ногами скалы. Торопясь до заката уйти как можно дальше, я карабкаюсь вверх по мокрым от брызг и пены утесам.

Здесь, вверху, еще светло. Но внизу, в долине, уже сгущаются тени. Остающийся световой день уйдет на зарисовки. Однако займусь я ими лишь после того, как приготовлю себе под навесом скалы ложе из папоротников, по возможности мягкое и не очень мокрое.

Какой кругозор!

Сажусь на скалу. Она дрожит от пенистого водопада. Странно, кажется, что она рвется вверх. Это – обман зрения, но все же как-то непривычно.

Остро ощущаю обиду оттого, что я одна сижу здесь и любуюсь одна. Ирусь, Ирусь! Как часто вспоминаю я тебя! Ты умела мечтать и наслаждаться красотой природы. Как ты мечтала о Кавказе, о горах! И вот я сижу здесь, в одном из красивейших уголков мира, и разговариваю с тобой. Мысленно. Тебя нет... И никогда не будет у меня товарища, умеющего понимать и чувствовать горы – их величие и красоту.

   
Долго сидела я и не могла оторвать взор от этой неповторимой красоты. Только восход солнца может конкурировать с красотой заката. Но там доминируют яркие, оранжевые тона, а здесь наоборот: вершины тускнеют, становятся прозрачными, а из глубины долин поднимаются густые фиолетовые тени. Только отдельные маленькие облака, как клочки ваты, прилипают к груди «утеса-великана».

   
Лишь когда уже зажглись звезды, необыкновенно-яркие на такой высоте, мне стало по-настоящему холодно, и я забралась в свою пещеру. Уже с вечера было холодновато в моей квартире, ведь она на одной лестничной клетке с вершинами Большого Кавказа. Но не беда, зато можно спать спокойно – тропа проходит далеко и никто меня не побеспокоит. И торопиться некуда: на перевале снег за ночь смерзнется и на леднике – скользко. Посплю. Но еще лишь занималась заря, как чьи-то шаги заставили меня насторожиться Кто может быть тут, возле самого Клухорского перевала, на почти голых скалах, да еще в неурочное время! Сон как рукой сняло. Любопытство взяло верх над осторожностью, и я высунулась из своего закутка. Густой туман, как ватное одеяло, застилал все. Но что-то двигалось в этом тумане. Да тут пасутся коровы! Сколько их, две, три, шесть?

   
Осторожно, на четвереньках вылезла я из своего укрытия. Вдруг «коровы», как метеоры, рванули с места и в одно мгновение, мелькнув в воздухе, скрылись в тумане. Я успела разглядеть обращенные назад рога. Это были... туры. Да, эти неуловимые, прославившиеся своей осторожностью туры!



Оставьте свой отзыв в Гостевой книге

Материал сайта можно использовать только с разрешения наследников. Условия получения разрешения.
©2003-2019. Е.А.Керсновская. Наследники (И.М.Чапковский ).
Отправить письмо.

Rambler's Top100 Яндекс.Метрика
тетрадь 11

На вершине

||   1. Из Азии – в Европу ||   2. Сыктывкар – столица "комиков" ||   3. Hепpивлекательная "вдова" ||   4. По музеям Москвы ||   5. Нищенка и мороженое ||   6. Дары земли на алтаре исчезнувшего божества ||   7. Нелегальная Мира и отварная капуста ||   8. На юг! ||   9. Тетя-гид ||   10. Развалка ||   11. На каждом шагу я хваталась за свой альбом ||   12. На вершине ||   13. Грузия и грузины ||   14. "Хpам воздуха" ||   15. И все же здесь хозяин – Сталин ||   16. Семеновский перевал ||   17. "Конек-Гоpбунок" ||   18. Озеро Севан ||   19. "Купы риба!" ||   20. Беременный идол ||   21. Шапочное знакомство с Ереваном и неудавшееся – с Араратом ||   22. Арбуз, гуси и "американский шпион" ||   23. Лермонтов ошибался ||   24. Пасанаури ||   25. Крестовый перевал ||   26. Казбеги ||   27. "Пронеси, Господи!" ||   28. Казбек снял свою шапку ||   29. Легко шагать, легко дышать ||   30. Великое переселение… коров ||   31. Лиха беда начало ||   32. Теберда ||   33. Контрабандным путем –в заповедник ||   34. Дорога на Алибек ||   35. Судьба карачаев ||   36. Через перевал под конвоем? Нет, с меня хватит! ||   37. Смелость города берет, а перевал – тем более ||   38. Долина реки Клыч ||   39. Снежный "мост" ||   40. Туризм и вандализм ||   41. "Пресс-конференция" ||   42. "Мы кунаки!" ||   43. Новый Афон ||   44. "Мы строим быстро, красиво, крепко и дешево" ||   45. Очищение от скверны на Афонской горе ||   46. Пицунда, что сделали с тобой! ||   47. Рассвет на озере Рица ||   48. Дикий курорт ||   49. Встреча с троглодитами ||   50. Долгожитель ||   51. Гроза на Гагрском хребте ||   52. Конец отпуска: "петух пропел..." ||   53. Почему я решила стать взрывником? ||   54. Наконец-то я на своем месте ||   55. "Учись и ты честно трудиться!" ||   56. В работе не бывает мелочей, но у мехцеха есть план ||   57. A-ля подземный Бомбар: добровольно потерпевший крушение ||   58. Целики третьего пласта ||   59. Ура! Я и в этом году поеду в отпуск! ||   60. Не искушай судьбу ||   61. Сначала – в Цепилово, затем – на Кавказ   ||
  п»їтетрадный вариант ||| иллюстрации в тетрадях ||| альбомный вариант (с комментариями) ||| копия альбома ||| самиздат ||| творческое наследие ||| об авторе ||| о проекте ||| гостевая книга -->

По вопросу покупки книги Е. Керсновской обратитесь по форме "Обратной связи"
   Присоединиться