Медведева Екатерина. «Самым сильным было желание Евфросинии не изменить самой себе»


Евфросиния Керсновская "Сколько стоит человек"… Эту книгу я, кажется, еще в январе прочитала. Но все никак не могла написать о ней. Да и сейчас с трудом пишется. И не потому, что книга поразила меня какой-то особой жестокостью или, наоборот, пронзительностью. Нет, это далеко не первая моя прочитанная книга об ужасах 20 века… Но личность автора и ее судьба настолько впечатляют, что говорить что-то после нее, о ней – очень трудно. Хочется уважительно помолчать…

Но потом я прочитала еще несколько книг. И казалось бы, они о другом. О Маше Рольникайте, еврейской девочке из Вильнюса, которая сначала попала в гетто, а потом в концлагерь, и выжила чудом. Об Элен Берр, француженке-еврейке, которая из своего прекрасного Парижа, от книг, музыки и любви тоже попала в концлагерь, где погибла всего за пять дней до освобождения… Казалось бы, эти книги о другом. Об ужасах фашизма. О Холокосте. Обо всем том, от чего доблестная советская армия спасала и советских, и европейских граждан во время второй мировой войны… Но когда я читала «Сколько стоит человек», воспоминания женщины, проведшей полжизни в советских лагерях, – я не раз ловила себя на мысли, что между лагерями фашистов и лагерями коммунистов, по сути, не было совершенно никакой разницы… И там, и там людей не считали людьми и обрекали на мучительную медленную смерть, превращали в ходячие трупы… В СССР был свой собственный, домашний фашизм, только вместо евреев уничтожали какие-то другие не симпатичные властям группы населения… И в газовых камерах их не убивали, предпочитая убивать голодом, холодом, изнурительным трудом и отсутствием медпомощи… Вот, я нашла одно отличие… Всего одно.

Евфросиния Керсновская жила в Бессарабии. Сейчас такой страны нет, только историческая область, память о стране. Бессарабия в 1940 году принадлежала Румынии, а потом пришли советские войска и «освободили» бессарабцев, превратив их страну в советскую республику Молдавию. И сразу же принялись «освобождать» угнетенных крестьян и арестовывать «угнетателей-помещиков». Помещиками они считали всех, у кого было более-менее крепкое хозяйство. Такой вот угнетательницей и «барыней» сочли и Керсновскую. 
Ей на тот момент было 33 года, она была дворянка с ветеринарным образованием, знала 9 языков, очень хорошо разбиралась в аграрном деле, много читала на эту тему, выращивала виноград и зерно, покупала семена лучших сортов, разводила племенной скот, с утра до ночи трудилась на своей земле, не боясь самой грязной и тяжелой мужской работы. А главное, учила этому других и всегда охотно делилась. У нее все удавалось, ее хозяйство процветало – не за счет труда наемных бедняков, а за счет ее личного ума и труда. Наверное, именно это ее потом и спасло в лагерях. Она всегда знала, что выживет и проживет своим трудом, без работы не останется. 

Ну и вот, пришла советская власть выгнала «помещицу» Евфосинию и ее старушку-маму из их усадьбы, не позволив взять с собой вообще ничего. Вот в чем были, в том и пошли по миру. Маму Евфросиния отправила в Румынию к родственникам. А сама решила работать изо всех сил и становиться настоящим советским гражданином, доказывать советским властям, что она не враг, что она достойный член общества, и когда они это поймут, собиралась снова воссоединиться с мамой и жить, спокойно работать на благо страны. Она ведь никогда не жила при Союзе, не понимала самой этой атмосферы, не понимала, что советским властям не нужны никакие доказательства… Сказано «враг» – значит, враг…. 
И не знала она, что расстается с мамой на долгих 20 лет…

Советская власть не дала Евфросинии ни малейшего шанса жить обычной жизнью. Ее лишили всех прав – и не давали даже самой тяжелой работы. Она ведь «помещица», с ней связываться опасно! Год она скиталась, ночевала под открытым небом, нанималась пилить дрова или ухаживать за виноградниками. А через год ее арестовали и вместе с большим количеством других бессарабцев вывезли в вагонах, как скот, в Нарымский округ, в Сибирь, на лесоповал. Так начались ее круги ада, и через год она сбежала, – просто чтобы умереть на воле…. 

Она не чаяла выжить. Но видимо, как она сама говорит, мама молилась за нее каждый день, и ей снова повезло. Полгода она скиталась по Сибири. Потом ее снова арестовали. И начались скитания – из лагеря в лагерь, от одной работы к другой. Пригодились и ее умение рисовать, и привычка спать в холоде и обходиться скудной пищей, и умение делать хорошо любую работу. Она работала и на стройке, и на починке одежды, и на свиноферме, и в больнице медсестрой, и в морге – носила по два трупа за раз, под мышками, трупы-то были заключенных: истощенные, невесомые. 

А потом в 1947-м попала в шахты и осталась там даже после освобождения, чтобы заработать пенсию побольше и обеспечить себе старость. Этой тяжелой, грязной, подземной, изматывающей, совсем не женской работой Керсновская доказывала и себе, и окружающим, что она – достойный, серьезный работник. Людям, с которыми работала рядом, она это доказала, ее уважали. А начальство – гнуло свою линию… и всячески портило ей жизнь…

Что поражает при чтении, это кристальная честность и порядочность Керсновской, ее упрямое, по-детски упертое нежелание прогибаться и говорить не правду, а то, что хотят услышать ее мучители. И даже инстинкт самосохранения у нее замолкал. Самым сильным было желание не изменить самой себе. Не делать ничего недостойного. Трудом доказать, что она не та, кем ее называют. Это чувство собственного достоинства так вытравливали у людей в советские времена. А у нее оно осталось даже в лагерях, в самых страшных условиях. А она говорила: «Сколько стоит человек? Столько, сколько стоит его слово».

Удивительная она была. Чем-то похожая на мужчину. И внешностью, и силой воли, и физической силой, и логикой рассуждений. На протяжении всей книги я поражалась тому, как этой женщине удалось выжить и оставаться собой. Как ее не прибил никто и не угробил, а ведь в лагерях заключенные были совершенно бесправны. Ее много раз избивали, несколько раз она могла умереть от истощения, от болезней, травм, несчастных случаев в шахте. Но она выжила. Заработала себе достойную пенсию. Выписала наконец к себе в СССР из Румынии маму. 

Ни семьи, ни детей у нее уже не могло случиться. Но хотя бы любимая мама снова была рядом. И – очередная насмешка судьбы – всего лишь четыре года они прожили вместе. Это были лучшие годы их жизни… Тихие, мирные, спокойные четыре года…. После чего Евфросиния осталась одна… и по маминому завету стала писать и рисовать – всё, что пережила… Всё то, что она никогда не рассказала бы маме, чтобы не огорчать ее… 

Ее рисунки такие жуткие и правдоподобные, такие талантливые. Пробирают даже больше, чем тексты … У меня в книге только часть рисунков, в интернете можно найти больше… Вот тут можно прочитать рукопись с рисунками: http://www.gulag.su/copybook/index.php?eng=&page=0&list=1
Мне кажется, такие книги нужно вместо учебника по истории давать читать всем старшеклассникам и студентам. О репрессиях, о войне, о культе личности. О том, как мало стоила жизнь человека в ХХ веке, да что там, во все времена она ничего не стоит, эта жизнь… 


Из этой книги на примере судьбы одного человека (и тысяч его сокамерников, со-узников) можно увидеть отчетливо все то, чем был СССР и до войны, и во время, и после. Поражаюсь в который раз, сколько крови, смерти, жестокости, сколько бессмысленно загубленных жизней хранит история Советского Союза. Как и почему многие желают вернуть все это? Немыслимо. 

И еще, поражает то, как всеохватно действовали, всюду дотягивались щупальца советские. И как бессмысленно, беспощадно уничтожали все на своем пути. Как страшны люди, дорвавшиеся до власти. Им ничего не жалко! И никого. И знаете, мне кажется, сейчас ровным счетом ничего и не изменилось…. 
Рекомендую читать ВСЕМ. Я буду перечитывать эту книгу не раз…

 Беларусь, Брест

27 марта 2017 г.



Оставьте свой отзыв в Гостевой книге

Материал сайта можно использовать только с разрешения наследников. Условия получения разрешения.
©2003-2018. Е.А.Керсновская. Наследники (И.М.Чапковский ).
Отправить письмо.

Rambler's Top100 Яндекс.Метрика
О проекте

Отклики
и статьи

|| 1. Из откликов читателей журналов

|| 2. И. Золотусский. Жабы и розы

|| 3. В. Вигилянский. Житие Евфросинии Керсновской // журнал «Огонек». – 1990. – №№ 3, 4.

|| 4. Е. Бажина. Эта книга не вызывает страха / Общая газета. - 1994 (?).

|| 5. П. Проценко. Ее родина - царство правды / Новая Европа. - 1994. -С. 126

|| 6. Н. Дзюбенко. «Если бы состоялся Нюрнбергский процесс над коммунистами...»

|| 7. «Керсновская победила Сталина». Новая газета, № 25 от 13 Марта 2009 г.

|| 8. Мариан Пчола. «Я просто вспоминаю...» «Гость» («Host» www.hostbrno.cz ) 07.09.2012

|| 9. Александр Зорин. Рыцарские латы Евфросинии Керсновской

|| 10. Теодор Аждер (Teodor Ajder). И вот – чудо произошло!

|| 11. Отклик – в каждом сердце

|| 12. Медведева Екатерина. «Самым сильным было желание Евфросинии не изменить самой себе»

|| 13. В Норильске ударили в колокол памяти

  п»їтетрадный вариант ||| иллюстрации в тетрадях ||| альбомный вариант (с комментариями) ||| копия альбома ||| самиздат ||| творческое наследие ||| об авторе ||| о проекте ||| гостевая книга -->

По вопросу покупки книги Е. Керсновской обратитесь по форме "Обратной связи"
english

 
 
   Присоединиться