Сценарная заявка на игровой фильм


 Впервые о Керсновской заговорили в перестроечную пору, когда в популярном тогда журнале "Огонек" появились ее уникальные записи и рисунки.

Она прожила долгие 87 лет, из которых 20 с лишним пришлись на ссылку, тюрьмы и лагеря. Семья Керсновских в 1919 году бежала от большевизма в Бессарабию, ставшей частью Румынии. Из Бессарабии, занятой советскими войсками в 1940 году, Евфросинию сослали в Сибирь. Это, наверно, непостижимо для понимания: неволя была ее добровольным выбором. Она могла бы скрыться, убежать в Румынию, как ее родня. Керсновская по чистоте души своей предпочла ссылку: от кого скрываться и что скрывать, если не сделано ничего противозаконного? Что такое "большевизм страны Советов", она тогда не знала, с чудовищным вероломством и изощренной ложью этой системы была не знакома.

В ссылке она решилась на побег — и бежала, преодолев полторы тысячи километров дикой тайги. Когда ее схватили и приговорили к расстрелу, она отказалась писать прошение о помиловании. Тем не менее смертную казнь ей заменили 10 годами лагерей, где она всегда опять же по собственной воле и добровольному выбору стремилась к самой тяжелой работе. Работе в шахте радовалась как чуду, шахтерство свое приняла всем сердцем, гордилась тем, что работа ее приносит реальную пользу. И это не было гордыней или спором с собственным "я": выстою ли? Она просто жила так в тех чудовищных условиях, как считала правильным жить. И трудом спасалась. И считала себя в тех рабских условиях свободным человеком, имеющим право отстаивать свое мнение, заступаться за слабых, не судить людей. "Да, я опять наступаю на те же грабли, но я не отказываюсь от себя". Жажда справедливости, бесстрашие, дерзость, независимость сделали Ефросинью легендарной личностью: ее знали, с ее мнением считались, о ней ходили легенды среди заключенных.

Ее патриотизм, оптимизм, даже кураж основывались на отсутствии реального опыта жизни при советской власти. Поэтому здесь вовсе не было пафосности, а лишь искренность и высота духа. Она никогда не пыталась бороться с режимом, а просто была нормальным человеком в ненормальном мире. И свою "нормальность" сумела сохранить до конца. "Человек стоит столько, сколько стоит его слово". Вот о чем она всегда помнила. И этот простой постулат помог выстоять.

О своей жизни, о двух десятилетиях неволи она написала книгу — пронзительную, правдивую и горькую. Талант самобытного художника дал ей возможность сопроводить текст рисунками — такими же точными и яркими, как и ее слово.

Почему она выжила в лагере и как она выживала? Ее лагерная жизнь делится на два этапа. Первый — до побега, когда по тайге она прошла полторы тысячи километров, и второй — после побега.

Она убежала в тайгу, чтобы умереть. Достойно. Не загнуться, жалкой и беспомощной на глазах у нелюдя Хорина, а встретить смерть достойно, один на один. Поэтому и пошла в тайгу.

Во время скитания у нее не было никакого определенного плана: куда, к кому бежать, как достать документы, к кому обратиться за помощью. Сначала шла умереть. Потом начала видеть, как живут в люди, оторванные от корней, от своей земли, семьи. Потом пришло понимание, что лагерь для нее — неизбежность, а может быть, и спасение. Ее поймали, потому что она не хотела убежать, а хотела испить эту чашу до дна. В лагере она жила не по звериным законам, а по законам совести и любви. И тогда многое изменилось: сразу нашлась ниша для нее, дело, она имела авторитет в среде лагерников. Потом пришло осознание, что этот опыт — уникален, его надо сохранить, зафиксировать: она начала записывать и делать рисунки. Уже освободившись, она в эту работу углубилась, расширила записи, сделала несколько полных копий.

История ее жизни могла произойти не только при параноике Сталине, гнобившем цвет нации в лагерях, она могла бы произойти и две тысячи лет назад, и в далеком будущем, наверно (не дай Бог!). Дело не в "своеобразии" сталинского правления: дело в том, что Фрося поняла, что останется человеком в нечеловеческих условиях. Как только это условие было ею определено, она начала жить наполненной смыслом жизнью, если можно так выразиться о жизни в зоне. Наверно, предназначение (в Божественном смысле этого понятия) было в этом, и она правильно его поняла. То есть фильм про нее — это не история про Сталина и его время, это не история про то, что Сталин сделал с людьми и страной, это — частная, очень особенная, уникальная история русской аристократки Фроси Керсновской, отсидевшей 12 лет в сталинских лагерях и главные вехи своей жизни прожившей в женской зоне. Прожившей более чем достойно.

Ирина Мелетина

 

 



Оставьте свой отзыв в Гостевой книге

Материал сайта можно использовать только с разрешения наследников. Условия получения разрешения.
©2003-2018. Е.А.Керсновская. Наследники (И.М.Чапковский ).
Отправить письмо.

Rambler's Top100 Яндекс.Метрика
О проекте

Фильмы
и
сценарии

  п»їтетрадный вариант ||| иллюстрации в тетрадях ||| альбомный вариант (с комментариями) ||| копия альбома ||| самиздат ||| творческое наследие ||| об авторе ||| о проекте ||| гостевая книга -->

По вопросу покупки книги Е. Керсновской обратитесь по форме "Обратной связи"
english

 
 
   Присоединиться