Как противостоять злу и победить? 2009 г.


«Век ХХ: личность и эпоха»


Может быть, это точка безумия,
Может быть, это совесть твоя:
Узел жизни, в котором мы узнаны
И развязаны для бытия.

Осип Мандельштам

  18 февраля 2009 г.

ЕВФРОСИНИЯ КЕРСНОВСКАЯ:
КАК ПРОТИВОСТОЯТЬ ЗЛУ И ПОБЕДИТЬ?

Ведущий - бакалавр богословия, кандидат физико-математических наук М.И.Зельников

  Встреча в библиотеке-читальне им. И.С.Тургенева


"Она всегда следила, чтобы слово было не больше, чем дело":
Слово И.М. Чапковского на встрече в Тургеневской библиотеке

Я хотел, прежде всего, сказать вам, людям, которые как-то обращаются к ней, об отношении Евфросинии Антоновны к слову и к делу. Помните ее вопрос - «сколько стоит человек?» Много ли у нас найдется людей, которые себе задают этот вопрос? Она же не только задает этот вопрос, но и тут же, получив ответ, использует его в практической жизни.

В свое время мы наткнулись на ее несколько насмешливое отношение к христианской терминологии и никак не могли понять, в чем тут дело, пока не вспомнили такой эпизод. Она идет в шахту работать. Когда шахта уже выработана, начинают отрабатывать тонкие наклонные слои, 70 сантиметров толщиной. Они очень опасные. Вся бригада взрывников, а взрывники - это самые серьезные и рискующие люди на шахте, все мужчины, отказываются. Она одна соглашается и задает вопрос: «Что, я решила положить душу за други своя?» и отвечает: «Нет, меня бес попутал». И дальше она описывает, как она идет полагать душу за други своя. Из этого я хотел бы сделать важный вывод применительно к нашей жизни: она всегда следила за тем, чтобы слово было не больше, чем дело. Поэтому она идет полагать душу за други своя и никакого пафоса при этом не испытывает, а говорит «бес меня попутал» - для того, чтобы снизить эту планку. Мы все знаем, что можно ошибиться в одну сторону: кто себя возвеличит, тот и умер. Она же сама себя унижает, идя выручать своих с реальным риском для жизни.

Хочу сказать, что достояние этого человека, прежде всего, состоит в понимании. Конечно, есть люди, которые встречаются один раз за сто лет - вот в ней это величие столетия, конечно, было. Вот черта, которая ее отличает: В ГУЛАГе, мы говорим, миллионы жертв. Она сама себя таковой не считала. Она сама, человек физически крепкий, умный, пишет: «Я трижды поднимала ножницы», - сравнивая себя с монахом, который три раза при пострижении добровольно отказывается от земного благополучия. На своей территории убежать она могла три раза, но она чувствовала некий призыв, свою обязанность, душевный порыв, а вовсе не веру в советскую власть. В ней не было осуждения этой власти, а власть, мы знаем, обманывала очень многих, и это было бы неудивительно. Но шла она по внутреннему порыву. Я уже говорил, что она много раз в жизни умирала и воскресала. Чем это объяснимо? Есть выбор - преодоление естественного человеческого страха смерти. Он ею был преодолен.

Вообще же любая грань ее личности может быть благодатным материалом для исследований - благодатным в том смысле, что тот, кто будет ее изучать, несомненно обогатится. Чего я вам всем и желаю.


Из материалов вечера

Сколько стоит человек? - «Столько, сколько стоит его слово»

На встрече в Тургеневской библиотеке отмечалось15 лет со дня упокоения Евфросинии Керсновской 8-го марта 2009 г.
Чистое звучание ее судьбы не только не умолкает, а становится все более важным и слышным для наших современников.
Слава Богу, теперь есть сайт с ее книгой и фильмом о ней, точно названным «Житие».
7-го марта в Тургеневской библиотеке состоялась встреча из цикла «Личность и эпоха», посвященная Евфросиние Антоновне. Шла она под девизом: «Как противостоять злу и победить?»
Все, знавшие ее и лично, и по ее книгам и фильму, имели возможность поделиться своим прочтением этой судьбы. Одно роднило всех собравшихся - восхищение, иногда до изумления и недоумения, - как возможна такая жизнь? 
Что необходимо иметь в душе, чтобы не просто выжить, а ТАК выжить, с таким достоинством, внутренней свободой, желанием радоваться красоте и дарить ее людям, всем и во всём жертвовать ради ближнего, не уступать ни пяди злу... С камертоном правды, не заглушаемым ни страданиями, ни даже самой смертью. 
Откуда такая цельность? И такая непобедимость, невероятная по всем возможным земным меркам.
Не хочется писать штампованных фраз в ответах на этот вопрос, главные слова в нашей жизни настолько девальвированы, что очистить их можно только подлинным воплощением в жизнь.
 Евфросиния Керсновская именно так и делала, она не богословствовала, а жила высокой нравственной жизнью, редко поминая даже имя Бога.  И потому сделала явным высокое призвание быть человеком.

Татьяна Авилова

***

В чем для нас значение этой жизни, этой судьбы?
Казалось бы, мы уже успели привыкнуть (как ни это кощунственно звучит) читать и слышать о судьбах людей, прошедших ад сталинских лагерей. Нам уже не без успеха внушают, что пора бы и забыть, переключиться на что-нибудь поновее. Но именно поэтому сегодня особенно необходимы свидетельства таких людей, как Е.А. Керсновская. Когда во вновь выпущенном учебнике истории сегодняшним школьникам пытаются внушить, что Сталин был талантливым менеджером, осуществившим с помощью труда заключенных модернизацию экономики, то в качестве противоядия от этой лжи необходимо хотя бы взглянуть на альбомы Евфросинии Керсновской. Там в своеобразной манере запечатлена вся энциклопедия ГУЛАГа: Сама она именовала эти рисунки «наскальной живописью» – как рисунки, начертанные нашими предками на стенах пещер, помогают людям представить себе жизнь и быт тех невообразимо далеких времен, так и в рисунках Керсновской запечатлены день за днем лагерной жизни: быт одиночек и общих камер, ужасы этапов и работы на лесоповале или в шахте, зверства охраны и омерзительная лагерная «любовь» в сортире – все, о чем одобренный министерством образования учебник стыдливо умалчивает.
Но дело не только в уникальности воспоминаний Керсновской – этим не исчерпывается урок ее судьбы. Она, не будучи противницей советского режима в том смысле, в каком это понимали подписывающие ей приговор, имела бесценный опыт противостояния всей системе лжи, насилия и унижения. ХХ век оказался щедрым на подобные эксперименты – испытание человека на прочность в бесчеловечных условиях. Испытание не просто голодом и непосильным трудом, но всей мощью чудовищной машины старающейся уничтожить в человеке его человеческий облик.

Во время Второй мировой войны два психолога с мировым именем – Виктор Франкл и Бруно Беттельхейм, – которым пришлось пройти нацистские лагеря и посчастливилось в них уцелеть, облекли в научные формулировки тот вывод, к которому приходили независимо друг от друга разные люди. Шанс уцелеть есть не у тех, кто старается выжить любой ценой, но у тех, кто старается в первую очередь не спасти свою жизнь, но сохранить свое достоинство. У тех, кто не воспринимает себя как малую песчинку, попавшую в смерч, но воспринимает свою жизнь как дар, данный ему для некой цели.
Франкл писал, что в экстремальных условиях лагеря человек может пойти по одной из трех дорог. Может потерять в себе все человеческое, придерживаясь правила «умри ты сегодня, а я завтра». Тогда он будет готов предать и убить за кусок даже не хлеба, а объедков. Может и не превратиться в зверя, но у него не хватит сил для активного противостояния, он так и будет ощущать, что от него не зависит ровным счетом ничего. Таких людей психолог назвал «канувшими» не только потому, что многие из них действительно погибали от голода и непосильного труда. Кому-то повезло и дожить до освобождения, но лагерь навсегда сломал что-то в них, приковал к прошлому. «Я подковой вмерз в санный след, // В лед, что я кайлом ковырял»... Поэт, скорее всего, не знал ничего о наблюдениях психолога, но свои «Облака» Галич написал как раз от имени такого вот «канувшего».
И были те немногие, кого психолог назвал «спасенными». Не потому, что они сумели выжить в адских условиях – у человека, который в таких условиях не утратил достоинства и внутренней свободы, есть тысяча возможностей погибнуть. Но эти люди сумели спасти свою душу, ни в чем не идя на компромисс со злом. На примере судьбы Е.А. Керсновской видишь, что ее бескомпромиссность, неумение лгать и приспосабливаться, которые, казалось, должны были многократно погубить ее, оказывались в конце концов единственной возможностью выжить – не просто выжить, но ощущать себя не просто уцелевшей, не помилованной, но победителем.
В это действительно трудно поверить в наше время, когда компромиссы и угодничество уже не ради выживания, а ради получения каких-то лишних благ стали для кого-то нормой жизни. Но потому-то именно сегодня особенно нужны вечера о таких людях, как Евфросиния Антоновна Керсновская, – кто всей жизнью отвечал на вопрос, вынесенный ей в заголовок своих воспоминаний - Сколько стоит человек.

* * *
Почему фильм о жизни Керсновской назван словом «житие»? С этим словом обычно ассоциируется рассказ о святом, о подвижнике или мученике за веру. Но Евфросиния, будучи верующим человеком, была далека от внешних проявлений религиозности. И все-таки название это очень точное. Жития святых отражают опыт жизни человека, важный для нас не потому, что этот человек был свидетелем и летописцем каких-то событий прошлого – его опыт важен для нас, сегодняшних. Это – опыт жизни человека, который сумел осуществить свое призвание - быть таким, какими мы задуманы, но так редко умеем осуществить этот замысел.
Это – жизнь человека, который ощущал себя рожденным на свет не просто так, но во имя некоей цели. До глубокой старости она повторяла, что не жалеет о пройденных испытаниях. И действительно, свою судьбу она в какой-то мере выбирала сама. В ответ на вопрос о том, не жалеет ли она, что довелось жить в СССР, а не во Франции, как ее брату, она отвечала однозначно - не жалеет. Она считала, что, будучи русской, должна была разделить участь своего народа.
После освобождения Ефро-синия Антоновна еще несколько лет находилась на поселении и, уже вольнонаёмной, работала в норильских шахтах. Затем, чудом разыскав в Румынии свою маму и добившись возможности перевезти её к себе (а это в те годы было практически невозможно), – поселилась в Ессентуках. Там, в 60-е годы, Ефросиния Керсновская напи-сала 12 тетрадей своих мемуаров, сопроводив их рисунками, всего набралось около 700 цветных рисунков. Эти уникальные свидетельства ходили в рукописях в самиздате, а в 90-е годы были частично опубликованы в журналах «Огонек» и «Знамя». Сейчас они изданы целиком, их можно полностью, вместе с рисунками, найти в Интернете по адресу http:www.women-gulag.ru.
До последних дней Ефросинья Антоновна старалась дарить людям радость. В ее саду каждый год был большой урожай. Она ведрами выставляла за ворота эти фрукты и прикладывала к ним записку: «берите даром», чем вызывала недоумение у местных жителей. Она любила рисовать многое, но особенно – природу, красоте которой она не переставала удивляться. В Норильске она рисовала цветы, расписывала к праздникам красные уголки в лагере, рисовала и в Ессентуках. И свои рисунки всегда дарила или просто отдавала. Она так и не потеряла той любви и доверия к людям, которые были привиты ей родителями с самого раннего детства. Ефросиния Антоновна умерла в 1994 году, прожив
87 лет.
Ее жизнь доказывает, насколько судьбу человека может определять правильность (или наоборот, ложность) сделанного им когда-то выбора. При чтении ее воспоминаний не раз возникает ощущение, что некая сила берегла ее в самые драматические моменты. Она не погибла от голода и опасной непосильной работы. Не стала убийцей, хотя была на волосок от этого, удержалась от того, чтобы покончить с жизнью в минуту отчаянья.
Наконец, жизнь Е.А. Керсновской – редкий пример того, что реально возможно никогда не идти на компромисс со своей совестью. Вопреки господству неверного представления о том, что жить – это значит постоянно идти на подобные компромисс, этот человек доказал, что можно не изменять себе и в таких нечеловеческих условиях. Причем опыт заключения совершенно не научил ее так называемой «житейской мудрости» и осторожности - до последних дней жизни она оставалась такой же прямой и нетерпимой ко лжи и в то же время удивительно щедрой и готовой прийти на помощь даже малознакомому человеку.
При чтении воспоминаний Керсновской, при взгляде на ее рисунки, рассказывающих о стольких трагических и ужасных событиях все же остается ощущение победы жизни. Она победила Гулаг не потому, что сумела выжить, дождаться освобождения, дожить до старости, но потому, что система, направленная на уничтожение человеческого в человеке, оказалась бессильной сломать ее.

А. Буданова 

 

 



Оставьте свой отзыв в Гостевой книге

Материал сайта можно использовать только с разрешения наследников. Условия получения разрешения.
©2003-2018. Е.А.Керсновская. Наследники (И.М.Чапковский ).
Отправить письмо.

Rambler's Top100 Яндекс.Метрика
О проекте

Вечера
памяти

|| 1. Можно ли победить ГУЛАГ?

|| 2. Слово И.М. Чапковского на похоронах Е.А. Керсновской, г. Ессентуки, 1994 г.

|| 3. Вечер памяти 1998 г. Отклик И.Фильштинского «Раскованная душа»

|| 4. Вечер памяти, 4 марта 1999 г.

|| 5. Вечер памяти, 5 апреля 2000 г.

|| 6. Можно ли победить ад? 2006 г.

|| 7. Вечер памяти на Соловках, 2006 г.

|| 8. Победитель, а не жертва. г.Тула, 2009 г.

|| 9. Межприходская встреча, посвященная просмотру фильма, 2009 г.

|| 10. Как противостоять злу и победить? 2009 г.

|| 11. Вечер памяти, Рязань, 2010 г.

|| 12. К правде и свету. Презентация книги, 2015 г.

  п»їтетрадный вариант ||| иллюстрации в тетрадях ||| альбомный вариант (с комментариями) ||| копия альбома ||| самиздат ||| творческое наследие ||| об авторе ||| о проекте ||| гостевая книга -->

По вопросу покупки книги Е. Керсновской обратитесь по форме "Обратной связи"
english

 
 
   Присоединиться