В сердце Евфросинии, как пепел Клааса, стучала любовь к матери...


29 января 2008 года в Москве состоялся вечер памяти, посвященный столетию Евфросинии Керсновской, вехам её жизненному пути, истории написания ею уникального произведения «Сколько стоит человек» о пути сквозь тернии сталинского ГУЛАГа.
Цель данного обзора — кратко познакомить с ходом вечера и содержанием выступлений.

На вечер столетия Е. Керсновской приехали люди из разных городов, многие проделали долгий путь из Норильска, Ессентуков, Молдовы. Присутствовали русисты из-за рубежа, представители прессы. Выступало множество интересных людей, небезразличных к личности и творчеству Евфросинии Антоновны. Также в зале действовал «свободный микрофон». В фойе была развернута выставка изданий произведения Керсновской, а также больших репродукций рисунков из ее тетрадей.
Ведущим вечера был Игорь Моисеевич Чапковский — хранитель ее наследия. В семье Чапковских она прожила последние годы. Он напоминал ключевые моменты биографии Е. А. Керсновской и представлял людей, которые лично ее знали, кого судьба так или иначе с ней связала.
Соведущим вечера был Андрей Константинович Сорокин, генеральный директор издательства «Росспэн», выпустившего книгу Е. Керсновской «Сколько стоит человек» в 2006 году, к ее столетию. Он представлял выступавших историков и архивистов.

С приветственным словом ко всем собравшимся обратился Виктор Александрович Москвин, директор Библиотеки-фонда «Русское Зарубежье», предоставившей помещение для проведения этой встречи. Работа Библиотеки-фонда идет в рамках программы, идея которой была подана Александром Исаевичем Солженицыным: собирать Всероссийскую мемуарную библиотеку из воспоминаний людей о событиях двадцатого века. Виктор Москвин рассказал о собранных в изгнании и подаренных фонду А. И. Солженицыным двух тысячах томов мемуаров.
Первые слова ведущего И. М. Чапковского были о том, что в сердце Евфросинии Керсновской, как пепел Клааса, стучала любовь к матери, ведь «её свидетельство — это рассказ любимой матери о том, что было в разлуке с ней, как она жила эти годы». Семья Керсновских после 1919 года, когда им пришлось вынужденно покинуть Россию после установления в ней коммунистического режима, жила в городе Сороки в Бессарабии, в то время — части Румынии, и рассказать об этом ведущий попросил Аурела Елисеевича Маринчука, доцента политехнического института в Кишиневе (Молдова), уроженца Сорок. Он рассказал о молодых сорокских помещиках, получивших образование в европейских городах и составивших вместе с преподавателями пяти существовавших в городе классических учебных заведений и эмигрантами из России и Украины интеллектуальное общество города Сороки, частью которого была замечательная семья Керсновских, в которой выросла Евфросиния Антоновна.
Сказав о дальнейшей судьбе Керсновской — депортации в Сибирь, о Норильске, куда она попала после ссылки, побега из нее, тюрьмы, двух судов и лагерей, — ведущий вечера попросил Владимира Леонидовича Ройтера, который в 1950-х годах учился в школе в Норильске, рассказать о том, как Евфросинию Керсновскую воспринимали тогда в Норильске.
Норильск, по словам Владимира Леонидовича, был тем местом, где попавшие туда люди, прошедшие тюрьмы, лагеря и пытки, освободившись, хотя бы могли применить свои способности, свои умения. Первое соприкосновение Владимира Леонидовича, тогда учившегося в седьмом классе, с Керсновской, было заочным: его отец Леонид Ройтер принес домой разрезную книжку-забаву, созданную Евфросинией Антоновной, которая рисовала книжки для детей своих друзей. О характере же и поступках её Владимир Ройтер узнавал из городских легенд, ходили слухи «о некоей женщине, которая в шахте дала отпор какому-то высокому начальству, вплоть до того, что чуть ли не съездила по физиономии за сквернословие или за какое-то оскорбление. Такой поступок был совершенно немыслим в то время...» Далее последовал рассказ о письмах его родителей из Норильска ему в Москву, где они упоминали о «Фросе, личности неординарной», и единственной его личной встрече с Керсновской, приехавшей по московскому адресу Ройтеров в надежде застать его маму Лидию Эразмовну. Впоследствии Владимир Леонидович помогал передавать по цепочке, из Ессентуков в Москву, тетради Керсновской, которые ее московские друзья решили напечатать в самиздате.
Гостем из далекого Норильска была Светлана Георгиевна Слесарева, директор музея истории Норильского промышленного района, рассказавшая о сотрудничестве с фондом наследия Евфросинии Керсновской, с Игорем Моисеевичем Чапковским и его соратниками, о выставке живописи и графики Е. Керсновской в норильском музее в 2000 году, а также о недавней выставке, которая называлась «Яблоко Евфросинии», так как у Керсновской был в Ессентуках небольшой яблоневый сад и, собирая урожай, она укладывала яблоки в ящик, выносила их в людное место и оставляла там с запиской «Берите даром...»
Ведущий вечера И. М. Чапковский рассказал о том, как Евфросиния Антоновна попала в 1960 году в Ессентуки, купив половину дома и участка, и соседом ее стал Василий Петрович Губанов, школьный преподаватель русского языка и литературы, он провел много часов в беседах с Евфросинией Антоновной и приехал в Москву рассказать об этом. В. Губанов очень ярко и эмоционально, со стихотворными цитатами, рассказал о своем общении с Керсновской. Он описал ее как «...удивительно веселого человека, заряженного оптимизмом...», интереснейшую, эрудированную собеседницу, с которой он не мог наговориться. Евфросиния Антоновна много времени проводила со старшим сыном Губанова, Колей: ходила с ним в походы, в кино, научила мальчика плавать, подарила велосипед и научила на нем кататься. Они даже переходили вместе Кавказский хребет!
Ведущий продолжает, что после трехлетней жизни в Ессентуках с мамой «смерть вырвала у неё из рук её любимую старушку». После ее смерти Евфросиния Антоновна, как и обещала маме, написала о том, через что ей пришлось пройти в Гулаге, и свой рассказ проиллюстрировала сотнями рисунков. Наступила перестройка, и Керсновская сказала И. М. Чапковскому: «Я Вам доверяю издать это, как оно есть». Перед ним стояла, казалось бы, невыполнимая задача, потому что объем произведения, включая сотни рисунков, был огромен, но он начала обращаться в издательства. Вскоре вышли публикации в журналах «Огонек» и «Знамя», которые тогда имели миллионные тиражи, и удалось найти издательство для выпуска в 1991 году книги Керсновской, которая называлась «Наскальная живопись», там были лучшие рисунки из ее тетрадей и альбомов. Евфросиния Антоновна умерла 8 марта 1994 года, а вскоре вышел ее альбом на французском языке, в подготовке которого она успела принять участие... Игорь Моисеевич Чапковский и Галина Васильевна Атмашкина, редактор изданий Керсновской, готовили полное издание книги. В 2000 году был издан полный текст произведения, в виде шеститомника. Это было вехой в истории издания, о Керсновской опять заговорили. И вот московское издательство «Росспэн» («Российская Политическая Энциклопедия») выпустило книгу Евфросинии Керсновской, включающую весь текст и все рисунки. Издание было презентовано в ноябре 2006 года на Франкфуртской ярмарке.
Для более подробного рассказа об издании И. М. Чапковский передал микрофон соведущему вечера Андрею Константиновичу Сорокину, который высоко оценил гражданский поступок первых публикаторов Керсновской и отметил актуальность этой работы и на сегодняшний день: «...это та история, которая основана на документах, та история, которая зафиксирована памятью людей, прошедших через ГУЛАГ...»
Руководитель международного «Мемориала» — организации, ведущей огромную работу по сохранению памяти и ведению исследований в этой области, — Арсений Борисович Рогинский поделился с аудиторией своим мнением о равноценности текста и иллюстраций в книге Керсновской. Также он высказал мысль о проблеме самостояния человека в ситуации, когда он ежеминутно может быть подвергнут унижению, о силе противостоять этому унижению, в которой, по мнению Рогинского, и заключается главный нравственный посыл книги.
Книга, по словам А. К. Сорокина, изначально задумывалась как синтетический продукт, в котором должны были появиться не только рисунки и тексты Евфросинии Керсновской, ее фотографии, но и документы о ней. И следующим выступающим стал директор ГАРФа Сергей Владимирович Мироненко, который нашел и предоставил для этой книги фрагменты из следственных дел Е. Керсновской.
В интернациональной аудитории присутствовал известный композитор Евгений Дмитриевич Дога, который сравнил труд Керсновской с памятником Памяти, отметил в Евфросинии Антоновне как способность смотреть правде в глаза, так и наивность, характерную только для избранных, одаренных, неординарных людей. Дога высказал мысль о том, что люди не умеют извлекать уроки из истории, но возможна, книга Керсновской им в этом поможет.
Валерий Иванович Пасат, доктор исторических наук и член-корреспондент Академии наук Молдовы, автор предисловия к книге, поблагодарил тех, кто издавал книгу Керсновской. Он сказал о важности популяризации ее творчества, изучения ее мемуаров и высказал надежду, что в ближайшем будущем ее имя найдет свое место на страницах учебников истории.
Игорь Моисеевич Чапковский продолжил рассказ о творчестве Евфросинии Антоновны и ответил на вопрос: «Что делать дальше?». Ведь сохранились потрясающе интересные личные дневники Керсновской «Природа и погода» (1961-1987 гг.), для более подробного ознакомления с которыми Галина Атмашкина показала слайд-фильм по страницам дневников, сопровождая их рассказом о ессентукском периоде жизни Керсновской.
В дневниках четко выделяются три раздела: о погоде, политике и здоровье. По мнению Галины Атмашкиной, первое время дневник велся параллельно с иллюстрированием лагерной эпопеи. Затем, когда та была окончена, у Керсновской остались цветные карандаши, ручки и творческая энергия — и дневник из монохромного становится многоцветным, превращаясь в произведение искусства. Ведя ежедневные записи, Евфросиния Антоновна пыталась разобраться в капризах северокавказской погоды, описывала посадки цветов и деревьев, которые она выращивала в своем саду, на прилегающих к дому улицах, в садах друзей и знакомых. Чтобы быть в форме, она разработала и зарисовала двенадцать комплексов гимнастических упражнений. Много страниц посвящено общению с мамой, походам, приездам гостей. Записи сопровождаются множеством точных, оригинальных и забавных рисунков-миниатюр: флаги стран, условные значки осадков и природных явлений, зарисовки случавшихся с ней ситуаций...
Так как в зале действовал «свободный микрофон», то слово было дано всем желающим высказаться. Попросила слово Светлана Умаровна Алиева, автор книги «Так это было» о национальных репрессиях в СССР, в частности на Кавказе. По ее словам, Керсновская в своих воспоминаниях высветила эпоху и осудила ее пороки, сказала за многих многое и с сочувствием, симпатией, пониманием писала о людях, подвергшихся репрессиям по национальному признаку. И свой гражданский подвиг она совершила для всех народов нашего Отечества.
Заключительное слово выпало сказать Мариэтте Омаровне Чудаковой, писателю и общественному деятелю. Она упомянула об угрозе того, что в школах в ближайшие годы будут обучать подростков тому, что Сталин «успешный менеджер», а «массовый террор был необходим», как это было написано в одном из нынешних школьных учебников истории. В качестве контрмеры она предложила обратиться за помощью к тем, кто занимается благотворительностью, с просьбой обеспечить школьные и юношеские библиотеки страны книгой Евфросинии Керсновской, тогда ее дело будет доведено до конца. В ответ Игорь Моисеевич Чапковский заметил, что книга «Сколько стоит человек», вышедшая в серии «Антология выстаивания и преображения» в 2004 году в сокращенном виде и с небольшим количеством рисунков, была выпущена специально для школ, и основная часть пятитысячного тиража этой книги разошлась действительно по школам.
Все присутствующие подписали зачитанное вслух обращение к главам городов Норильска, Ессентуки (Россия), Одессы (Украина), Сороки (Молдова) в целях увековечения памяти всех невинно осужденных узников Гулага, в знак уважения к гражданскому подвигу, в связи со столетним юбилеем Евфросинии Керсновской, дать имя Е. А. Керсновской одной из улиц этих городов«.
Перед просмотром фильма «Евфросиния Керсновская. Житие», снятым Владимиром Мелетиным, режиссера попросили сказать о ленте. Он выразил надежду, что его фильм будет иметь какое-то значение для популяризации творчества Евфросинии Антоновны. В фильме были использованы ее рисунки и читался только текст ее тетрадей. Постскриптумом вечера прозвучали его слова, что в переводе с греческого Евфросиния значит «радость».

Обзор подготовила Валерия Солодкова, специально для сайта www.gulag.su

О столетии Е.А. Керсновской в интернете:

Независимая газета
Фонд Русское Зарубежье
Ставропольская правда
Томский вестник
Норильск, Заполярная правда
Ставропольские губернские ведомости




Оставьте свой отзыв в Гостевой книге

Материал сайта можно использовать только с разрешения наследников. Условия получения разрешения.
©2003-2018. Е.А.Керсновская. Наследники (И.М.Чапковский ).
Отправить письмо.

Rambler's Top100 Яндекс.Метрика
О проекте

Столетие
со дня
рождения
Е. Керсновской

  п»їтетрадный вариант ||| иллюстрации в тетрадях ||| альбомный вариант (с комментариями) ||| копия альбома ||| самиздат ||| творческое наследие ||| об авторе ||| о проекте ||| гостевая книга -->

По вопросу покупки книги Е. Керсновской обратитесь по форме "Обратной связи"
english

 
 
   Присоединиться